FMRADIO.RU



Павел Лобков: «Журналисты перестали вещать»




И еще одно мнение, на сей раз весьма развернутое о переменах в российской медиасфере, которые произошли в 2010-х. Тележурналист Павел Лобков рассказал о пафосе, которого пришлось лишиться редакциям и о новых возможностях, которые появились у «маленьких людей с ноутбуком».
— Я считаю, что за минувшее десятилетие журналист прежде всего стал одной из профессий. Он перестал быть носителем абсолютной истины. Более того, благодаря соцсетям больше нет авторитета закадрового голоса. Журналисты перестали вещать. Все стали журналистами. Человек выходит и видит ДТП или кто-то кого-то побил, и он благодаря своим девайсам сам становится журналистом – рассказывает о случившемся.
Журналистика стала такой профессией, которая оказалась не столь сложна, какую цену она себе набивала. Выяснилось, что в стране довольно много людей владеет хорошим русским языком, умеет излагать свои самые разные мысли. И то, что сейчас называется гражданская журналистика перестала делать из профессии то, что у Бродского пафосно называлось «Она работает в радиокомитете…» Больше нет «радиокомитета», каждый сам себе радио, телевидение, Instagram, Telegram и все остальное.
Но в этом равноправии возникла новая ситуация, появилась возможность для власти и других групп влияния покупать большое количество внезапно подешевевших лидеров общественного мнения и формировать свою повестку. К тому же все стало очень дробным, нишевым.
10 лет назад все-таки главными героями «большой» журналистики были эстрадные звезды. Когда работал на НТВ, делал научно-популярные фильмы, мои коллеги снимали восемь серий «Аллочка против Софочки». Сейчас журналисты стали учиться рассказывать истории обычных людей, которые замыкают на себе время. Я считаю это крайне важно. Вот, например, в 2019-м исполнилось 25 лет с начала Первой чеченской войны. И мы даже имен многих погибших там не знаем. А сейчас посмотрите, как добываются имена, например, тех, кто погиб в Сирии, вагнеровцев тех же.
Еще одно важное изменение – журналистика стала точной наукой. Если посмотреть на лучшие расследования Навального, РБК, «Дождя», «Радио Свобода», я как перед красиво доказанной теоремой впадаю в восторг. На «Радио Свободы», например, выходит материал, который заканчивается абсолютным доказательством присутствия Пригожина в Африке. В качестве доказательства используется Instagram его пилота, который выложил снимок бумажной чашечки из «Старбакса» и затегил. Когда так работают с открытыми данными – это качество, которым прежде владели только ученые.
Ты маленький человек с ноутбуком – как в истории с Иваном Голуновым – огромных страшных людей выводишь на достаточно чистую воду. И ты журналист! У тебя нет стати Киселева или Познера, нет громкого голоса Соловьева, нет безумного обаяния Дудя, ты ничем не выделяешься, но в твоем рюкзаке страшное оружие – ноутбук. Сейчас зачастую не нужно ничего нового снимать или с новым человеком разговаривать, потому что люди сами про себя выкладывают все в соцсетях, и если вы это видите, то вы создаете новую реальность. Ученый, открывая протон, тоже его не создает, но открывает такие принципы исследования атома, что становится понятно, что ядро атома состоит из протонов и нейтронов.
С распространением интернета стали возможны подобные расследования, которые посыпались как из рога изобилия в каждой стране. Вываливается база, которая на вид куча-кучей, а когда журналисты из разных стран туда залезают и вытаскивают своих коррупционеров, получается эффект, когда сумма больше, чем произведение. Когда много людей работают над одной проблемой, они создают новую реальность прозрачного мира, в котором все сложнее воровать, убивать, остаться безнаказанным.
И это тот великий уравнитель, каким раньше был пистолет Кольт. Конечно, в этих условиях власти все тяжелее сохранять «иллюзию девственности». И все это произошло именно за последние 10 лет.

OnAir.ru

Павел Лобков: «Журналисты перестали вещать»