FMRADIO.RU



Обладатель Grammy Imanbek дал интервью в эфире «Европы Плюс». Имя Иманбека Зейкенова в 2020-м узнал, буквально, весь мир. Всего год назад он был простым железнодорожником из казахстанской провинции .



Имя Иманбека Зейкенова в 2020-м узнал, буквально, весь мир. Всего год назад он был простым железнодорожником из казахстанской провинции, а сегодня — обладатель одной из самых престижных музыкальных наград планеты — Grammy. После того, как его ремикс Roses собрал более миллиарда прослушиваний на стриминговых сервисах, предложения о сотрудничестве ему шлют самые известные лейблы и музыканты. В интервью ведущему программы Week & Star на «Европе Плюс» Александру Генерозову диджей и продюсер рассказал о цене успеха и о том, чем собирается удивить поклонников.
— Иманбек, поздравляю тебя! На 100% заслуженная победа! Расскажи про самый волнительный момент минувшей церемонии. Как всё происходило? Когда нежный голос объявил: «…and the Grammy goes to Imanbek Zeikenov!», то помещение, где вы с друзьями отмечали победу — оно осталось в порядке? Не разнесли в щепки?
— К счастью, всё осталось целым. На самом деле, в этот момент про меня снимали документальный фильм. Режиссёр Костя Майер запечатлел тот самый момент, когда объявляли победителя. Все затихли, прислушались, и как раз звучит моё имя!
— Кому первому позвонил?
— Маме! Она первой узнала о моей победе.
— На саму церемонию пытался прорваться?
— Если бы Grammy в этом году проходила в привычном формате, наверное, я бы туда полетел… У меня, конечно, такой прям супермечты не было, это же страшно — оказаться в незнакомом месте, да ещё и где все разговаривают на английском языке. Поэтому я даже обрадовался, когда узнал, что мероприятие будет проходить в онлайн-режиме.
— Я посмотрел конкурентов, и даже удивился. Такое ощущение, что в этом году по ремиксам тебе специально подбирали спарринг-партнеров! Очевидно, что ни Bazzi, ни Loui Vega не тянут даже до номинации на Grammy. Ты сам не удивился, что не нашли никого более яркого, хитового?
— Я совершенно спокойно отнёсся к этому. Там же могли оказаться и Martin Garrix, и David Guetta, которые тоже сделали отличные ремиксы. Но получилось так, как получилось.
— Кто был самым опасным конкурентом в номинации?
— Из всех представленных я был знаком только с творчеством Bazzi, остальных раньше даже и не слышал. Поэтому, когда увидел единственный знакомый ник, так и решил, что он мой главный соперник в музыке.
— Кстати, по поводу других знаменитых артистов — эта премия обошлась без имени The Weeknd. Он даже ни одной номинации не получил. Какая-то тёмная история… Тебе не кажется это незаслуженным?
— Не знаю, что у него там за «тёрки» были с организаторами, но, если бы от меня что-то зависело, я бы сразу в несколько номинаций его включил. Это абсолютный хитмейкер, которого я сам с удовольствием слушаю.
— Зато Beyonce получила уже 28-ю статуэтку! Представляешь себя с 28-м Grammy? Не закричал бы, как в сказке: «Горшочек, не вари!»?
— Честно говоря, я и до сих пор ещё не понимаю, насколько все произошедшее со мной — круто. Все говорят, что это самый верх музыкальной индустрии. Но я до конца ещё не вкусил, насколько это значимая победа.
— Почему песня Roses, на которую ты сделал такой успешный ремикс, осталась незамеченной у SAINt JHN?
— Сложно так однозначно сказать, как и предугадать, что это будет хит. Мне этот трек очень «зашёл». Может, он просто андеграунд такой?
— SAINt JHN действительно находился вне всей музыкальной тусовки. А ты, по сути, его туда втянул? Насколько знаю, он тебе не отвечал сначала даже. А когда вся эта история сыграла, хоть раз сказал «спасибо»?
— Он мне респектнул. Говорил: «Братишка, ты красавчик! Дерзай!», ну и так далее. Но написал это спустя уже достаточно много времени после официального релиза. А сперва, да, игнорировал, пока Roses не поднялась на первую строчку мирового Shazam.
— Как бы ты описал изменение песни Roses — от SAINt JHN к твоему ремиксу?
— Ну, ритм и темп поменял, конечно!
— И вот этого хватило? И ты ничего не прописывал — бочки, барабаны?
— Свой победный трек я написал на стареньком ноутбуке. Ему лет 10 уже. Какие бочки, барабаны, ты чего?
— Твой Imanbek style уже копируют?
— Конечно, и мне не обидно, а наоборот, очень приятно. Если на меня равняются — это круто!
— Думал себя попробовать в хип-хопе?
— Если и менять жанр, мне всё равно интересно именно писать музыку, а не читать рэп, например. В моём исполнении это нелепо получается.
— Ты диджей и продюсер. Людям со стороны это почти неразличимо, но статуэтку Grammy ты получил именно во втором статусе. А готов проявить себя и с диджейской стороны? Кататься по клубам, поднимать народ?
— Если говорить о пропорциях, то сегодня я на 90% — саундпродюсер. При этом, прямо сейчас учусь управляться с «вертушками» и, когда освою это мастерство, конечно же, буду играть.
— Это заводит тебя?
— Да, потрясающее чувство азарта. Хочу развиваться и двигаться дальше в этом направлении.
— Уже оборудовал рабочее место себе? Домашнюю студию? Или по-прежнему достаточно ноутбука и наушников?
— Вот только что ребята из моего лейбла подарили мне новый ноутбук. А перед этим крутые наушники. Этого пока вполне хватает.
— Какие-то коллаборации готовишь?
— Скоро будут ремикс на Kiesza и коллаборация с Шоном Полом.
— Иманбек, спасибо, ещё раз поздравляю с победой на Grammy и до встречи в эфире «Европы Плюс»!

OnAir.ru

Обладатель Grammy Imanbek дал интервью в эфире «Европы Плюс». Имя Иманбека Зейкенова в 2020-м узнал, буквально, весь мир. Всего год назад он был простым железнодорожником из казахстанской провинции .