FMRADIO.RU



Новый посол России в ЦАР обвинил погибших там журналистов в нарушении множества законов страны




Чрезвычайный посол России в Центральноафриканской республике Владимир Титоренко, назначенный на этот пост в середине января, дал понять, что расследование убийства российских журналистов Орхана Джемаля, Кирилла Радченко и Александра Расторгуева в ЦАР в июле 2018 года вряд ли продвинется в ближайшее время, так как найти убийц «очень тяжело», единственный свидетель уже дал все показания, а сами журналисты нарушили много законов страны.
«Они идентифицировали себя в посольстве ЦАР в Москве при получении виз как туристы, а приехали с журналистскими удостоверениями, подписанными Центром управления расследованиями, где написано, что они являются волонтерами ООН. Но российский гражданин, который являлся руководителем такого центра, не может быть ооновским чиновником, который подписывает такие удостоверения», заявил Титоренко в интервью РИА «Новости».
Он добавил, что журналисты пытались проникнуть на секретную военную базу Беренго, не получив разрешения министерства обороны ЦАР, и въехали в столицу страны, не зарегистрировав ввоз аппаратуры для съемки,что запрещено законом. «Я могу перечислить еще массу законов, которые были нарушены. То есть люди, которые посылали сюда журналистов, сознательно, видимо, подвергали опасности их жизни», — констатировал посол.
По его словам, на сегодняшний день установлено только конкретное место нападения и тот факт, что стрельба велась из автоматического оружия. Других свидетелей, кроме сбежавшего водителя журналистов, нет. «Если верить его показаниям — у журналистов пытались отнять деньги, видеокамеры и так далее. Они их не отдавали, и в ответ, видимо, нападавшие прибегли к насилию», — сказал Титоренко.
Он добавил, что, по данным «местной стороны», это было не нападение из засады, а «ссора между журналистами и вооруженными людьми», говорившими на «некоем диалекте арабского языка». По словам Титоренко, это «могут быть выходцы из Кордофана, Дарфура, то есть из соседнего Судана, да и в Чаде говорят на арабском языке. За это время эти преступники могли скрыться на территории сопредельных стран», и найти их тяжело.
«В темноте определить человека очень тяжело, тем более, если их и видели, то с достаточно далекого расстояния. Описания могут быть расплывчатыми. Тем более, это произошло в темное время», — сказал посол, повторив, что «люди, которые направили журналистов на задание, не обеспечили необходимый уровень безопасности». Впрочем, по слова Титоренко, «ночью здесь и ЧОП боится ездить».
«К сожалению, наши журналисты выехали, несмотря на рекомендации местных властей там, где они находились, в городе Сибю, воздержаться от поездок в ночное время. Здесь в темное время суток никто по дорогам не ездит, кроме вооруженных подразделений миротворческой миссии ООН. Но они ездят в бронемашинах, с тяжелым вооружением, с пулеметами, пушками», — отметил дипломат.
«Насколько мне известно, на сегодняшний день установлено, что на них напали то ли криминальные элементы, то ли наемники, потому что здесь много всяких наемников из сопредельных государств, которые вооружены и промышляют бандитизмом», — рассказал Титоренко, фактически повторив версию Следственного комитета России.
Посол добавил, что нападение произошло в зоне, которая не контролируется правительственными войсками и где «свободно перемещаются чисто криминальные элементы». В то же время там проходят пути перегона скота. «Место преступления уже полностью подверглось обработке, все гильзы были собраны, вещи были собраны и переданы Генпрокуратуре ЦАР. Это же было в июле-августе 2018 года, дальше было два сезона дождей. Что там можно найти? Размытые дороги и траву», — заключил Титоренко.
По его словам, расследование продолжается, дело остается открытым. Российские правоохранители не имеют права проводить следственные действия в ЦАР, посольство также не может принимать участие в расследование.
«Я только могу сказать, что мы регулярно напоминаем, я регулярно направляю письма в правоохранительные органы ЦАР и обсуждаю вопрос о ходе следствия во время встреч с генпрокурором, министром юстиции, руководителем министерства внутренних дел, а по дипломатическим каналам мы регулярно напоминаем о том, что нужно вести расследование несмотря ни на что, задействовать все возможности», — сказал Титоренко.
В январе замглавы Следственного комитета РФ Игорь Краснов, позже сменивший Игоря Чайку на посту генпрокурора РФ, в интервью «Коммерсанту» заявил, что следствие продолжает придерживаться версии о том, что российских журналистов убили с целью грабежа жители ЦАР или «близлежащих стран, систематически занимающимися совершением тяжких преступлений в этом регионе».
После этого родственники погибших — вдова Орхана Джемаля, спецкор «Новой газеты» Ирина Гордиенко, и отец Кирилла Радченко Александр — записали видеообращение, в котором заявили о недоверии Следственному комитету РФ, сравнив озвученную Красновым информацию со старым пресс-релизом, написанным «впопыхах сразу после убийства». Родные журналистов и центр «Досье», ведущий независимое расследование убийства, не раз указывали на признаки того, что журналистов убили из-за их профессиональной деятельности при непосредственном участии бойцов ЧВК Вагнера, о которой Джемаль, Радченко и Расторгуев собирались снять документальный фильм.
Потерпевшие отметили, что следствие не предоставило ни одного доказательства, которое подкрепляло бы версию об ограблении журналистов. При этом важные вещдоки — одежда убитых с пулевыми отверстиями и следами крови, как оказалось, были сожжены в жандармерии ЦАР, так как вещи издавали «сильный зловонный запах разложения».

OnAir.ru

Новый посол России в ЦАР обвинил погибших там журналистов в нарушении множества законов страны