FMRADIO.RU



Музыка протеста: что ждет артистов, поддержавших оппозицию




С улиц Москвы убрали афиши концерта Фейса, который должен пройти 2 ноября. 10 августа рэпер выступил на проспекте Сахарова на митинге за свободные выборы. Столичная мэрия согласовала акцию, но запретила концерт. Тем не менее, на сцену во вторую субботу августа, кроме Фейса, вышли группы IC3PEAK и «Кровосток». С какими последствиями теперь могут столкнуться музыканты? Выясняла корреспондент Международного французского радио RFI в Москве Юлия Грицай.
Фейс с татуировками на лице одет в черный деловой костюм с галстуком. За ним на сером фоне — черно-белые многоэтажки. Слева — лозунг: «Приходи или проиграешь». Так выглядят афиши осеннего концерта рэпера в Москве. Латинская «A» в красном слове «FАСE» на плакате заменена на галочку, как в избирательных бюллетенях.
20 таких билбордов разместили в центре Москвы 15 августа. Но менее чем через неделю оператор наружной рекламы Russ Outdoor и рекламное агентство Gallery, которые занимались установкой рекламных щитов, приняли решение убрать постеры. К ним начали поступать претензии к изображению на афише, рассказали Би-би-си в Russ Outdoor.
10 августа рэпер Фейс исполнил на проспекте Сахарова несколько композиций из последнего альбома «Пути неисповедимы», посвященного проблемам современной России и критике российских властей. В частности песню «Юморист».
Эту же композицию, речитативом и заменив «юморист» на «журналист», зачитал со сцены Леонид Парфенов. Также на митинге выступили блогер Данила Поперечный, писательница Людмила Улицкая и мать Даниила Конона, которого обвиняют по делу о «массовых беспорядках». По несколько песен, несмотря на запрет мэрии, сыграли группы «Кровосток» и IC3PEAK.
Концерты последней из-за остросоциальной направленности песен массово отменяли прошлой осенью. А в Новосибирске, куда команда приехала на выступление, их задержали прямо на вокзале, объяснив это «жалобами на шум».
В 2018-м из-за давления силовиков были сорваны более 40 концертов разных исполнителей. В их числе, например, группа «Френдзона», а также рэперы Хаски и Элджей. Тексты их песен критиковали за так называемое «антиобщественное содержание» и якобы пропаганду насилия.
Музыкантам, которые поддержали оппозицию, тоже станет гораздо сложнее организовывать концерты, — считает музыкальный продюсер, основатель компании «Bomba-Piter» Олег Грабко.
Олег Грабко: К сожалению, ничего не меняется. Еще несколько лет назад запрещали «Телевизор» после смелых песен Миши Барзыкина. Это все, конечно, детская болезнь в нашей стране, когда человек иных политических взглядов, как Андрей Вадимович Макаревич, который получил безумное количество хейтеров после того, как он там что-то заявил не то про Крым. Это все за гранью нормального. Если они нарушили закон, или уголовное право, или административное, выясняйте с ними отношения в этой области. А закрывать концерты, снимать афиши — это глупо.
RFI: Сейчас афиши, действительно, приводят много людей на концерты? Или основной источник рекламы — это все-таки интернет?
Если артист известен, афиши, конечно, нормально работают. Значение социальных сетей слишком преувеличено. В социальных сетях можно раскрутиться. Через всякие блоги свои, через Instagram собрать безумное количество поклонников. Но афиши работают на посещаемость мероприятий.
Сейчас рок-культура уступила место рупора протеста рэп-культуре? Будет ли так и дальше?
Я не склонен так масштабно хоронить рок. Просто есть волны. Как Ладожское озеро: оно то поднимается, то высыхает и там двести метров можно идти пешочком. Здесь дело не в стиле, а в личности. Они появляются и, слава богу, не исчезают никуда. Новое поколение рождает новых лидеров. Завтра, может, вообще в стиле диско какой-нибудь новый лидер появится. Или в стиле русской народной матрешечной песни. А закрывать их бессмысленно. Запрети сейчас рэп — и он станет более популярен, потому что все запретное всегда привлекательно.
Акции в поддержку кандидатов, которых не допустили на выборы в Мосгордуму, проходят в Москве с середины июля. Они отмечены особой жесткостью правоохранителей: общее количество задержанных превышает несколько тысяч человек. Заведены несколько уголовных дел.
Митинг на проспекте Сахарова 10 августа стал одной из самых многочисленных протестных акций за последние годы. По данным движения «Белый счетчик», на мероприятие пришли более пятидесяти тысяч человек. В то же время в Парке Горького был организован так называемый концерт-спойлер, на котором выступил Егор Крид. Правда, судя по видео оттуда, послушать его пришли лишь несколько десятков поклонников.
Почему власти так заинтересовались культурой? И может ли искусство в современной России существовать отдельно от политики? Эти вопросы мы обсудили с музыкальным критиком Артуром Гаспаряном.
RFI: Что дальше будет с музыкантами, которые все это время высказывались в поддержку оппозиции?
Артур Гаспарян: Как показывает практика, ничего хорошего. Власти не просто болезненно реагируют на деятелей культуры, которые занимают позицию, идущую вразрез с «генеральной линией партии». Это болезненное реагирование в конечном итоге выливается в результате того, что у власти есть, конечно, мощный административный ресурс, во всякие гадости и пакости. Это практика из еще советского «гэбэшного» прошлого. Будут отменять концерты, будут бросаться какими-нибудь нечистотами, как у нас это любят делать, афиши будут снимать. Максимально осложнять жизнь. И Оксимирону, и Фейсу, и тем же IC3PEAK. В связи с тем, что у нас идет перманентная борьба за духовные скрепы, все, что не вписывается в это прокрустово ложе духовных скреп новой российско-православной государственнической идеологии морали и нравственности, это все подвергается гонениям. Всевозможные прогрессивные рэперы, казалось бы на первый взгляд, весьма безобидные, вроде Элджея, тоже попадают под эти санкции, ограничения. Не то что с прошлых времен, а с какого-то прошлого века динозавров. Все это никак не может изжиться из практики нашей жизни даже в новые времена.
Почему сейчас власти так заинтересовались музыкой и искусством? Они считают, что эти вещи сильно влияют на общественное мнение?
Это логика тоталитарного авторитарного режима. Пока он набирал силу, начиная с 2000-го года, кусочки от пирога этой свободы, который достался в наследство от 90-х годов, потихонечку откусывались, уничтожались. Сперва взялись за средства массовой информации, потом зачистили всю политическую поляну оппозиции. Совершенно логичным был следующий шаг в область духовной жизни: литература, искусство, кино. В первую очередь обратили внимание на молодежную популярную музыку, потому что она долгие годы была как бы бесхозной. Потом в какой-то момент они обнаружили, что у молодежи есть кумиры, которые имеют очень большой вес, к которым прислушиваются, которые собирают сотни тысяч людей, а то и миллионы. Совершенно логично для авторитарной власти — весь этот процесс взять под контроль. Так же как и в других сферах. И в кинематографе, когда в страну вернулась практика цензурирования фильмов, то, чего мы уже не знали очень долгие годы. Я думаю, что скоро возьмутся за литературу и будут изымать книги из продажи, а может, и сжигать на Красной площади, на Лобном месте.
Может ли в современной России культура существовать отдельно от политики?
В государстве, где начинаются серьезные общественно-политические процессы вроде противостояния, выбора между свободой и несвободой, конечно, искусство в стороне от политики оставаться не может. Деятели этого искусства будут вынуждены рано или поздно, даже те, кто пытается сейчас сохранить нейтралитет, оказаться на той или другой стороне баррикад.
Вы один из тех, кто в июле и августе выходил и продолжает выходить на улицы. Кажется ли вам, что ситуация сегодня изменилась по сравнению с тем, что было в середине лета?
Первое, что я вижу — это все большее ожесточение режима, его нежелание терпеть вообще какую бы то ни было оппозицию, возражения и противодействие. Людей обвиняют в несуществующих массовых беспорядках и обвиняют в нарушении некого закона, хотя, по сути, противозаконным является противодействие положенным Конституцией правам на свободное волеизъявление граждан, в том числе посредством митингов, шествий, демонстраций. Этот тренд вполне очевиден. А второй тренд, который меня лично очень радует, — это качество публики, которая собирается на эти протестные акции. В том числе и благодаря новой музыке, новой культуре, новому образу жизни, мало чем отличающемуся по своей сути, содержанию, трендам, какому-то даже физическому воплощению, от европейского образа жизни. Сформировалось абсолютно свободное поколение молодежи, которое жило в параллельной реальности, не очень обращая внимание на какие-то игрища на политическом олимпе.
И вот выросло в итоге свободное поколение, которое сейчас не очень понимает, почему какие-то там дядьки или тетьки пытаются им запретить жить так, как они хотят, и думать, главное, так, как они хотят, и говорить так, как они хотят. Это не то постсоветское поколение либералов, тех людей, которые в количестве миллиона человек выходили в свое время на Манежную площадь, на рубеже 80-90-х годов. И с этим новым поколением пока власти не понимают, что делать. Это новое поколение, которое уже впитало в себя свободу на клеточном уровне, уже эту свободу ощутило и не очень хочет от этой свободы отказываться.
Говоря об артистах, которые, в принципе, тоже относятся к этому молодому поколению: почему они пишут музыку общественно значимую, протестную? Взять того же Фейса, у которого первый альбом был про секс, наркотики и вечеринки, а теперь он поет про власть. Почему так происходит?
Молодые музыканты поют о том, что их волнует, что волнует их сверстников. Как выяснилось, эти музыканты — по мироощущению плоть от плоти того молодого современного поколения, выросшего в «нулевые» годы, в первой половине 2010-х годов. Они соответственным образом выражают их общие умонастроения, поэтому они и начали это все писать. Именно поэтому власть не так давно вдруг опомнилась, спохватилась и стала обращать внимание на эту молодежную субкультуру. Потому что там начали проходить процессы, которые в какой-то момент были замечены людьми, которые должны отслеживать все, что происходит в стране, и они их несколько обескуражили.
Примерно в одно время с демонтажем афиш организаторы отменили концерты Фейса в Улан-Удэ и Иркутске. Выступления там должны были пройти в конце августа. Организатор обоих концертов Артемий Корабельников написал представителям рэпера, что отменить мероприятие потребовали «люди из органов». Однако официально сообщил, что причина отмены выступления — низкие продажи билетов. С этим, правда, не согласен креативный директор и брат Фейса Богдан Дремин: по его словам, на концерт в Улан-Удэ продали 1200 билетов при том, что площадка вмещает полторы тысячи человек. Концерт рэпера в Москве все еще назначен на 2 ноября.

OnAir.ru

Музыка протеста: что ждет артистов, поддержавших оппозицию