FMRADIO.RU



Материалы дела Голунова: семья главного фигуранта оказывала финансовую поддержку другим обвиняемым. Сергей Бадамшин, представляющий интересы журналиста, подтвердил, что такие материалы есть в деле .




Семья главного фигуранта дела журналиста «Медузы» Ивана Голунова — экс-заместителя начальника отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД по ЗАО Москвы Игоря Ляховца — оплачивала услуги адвокатов, защищавших бывших полицейских, а также предлагала материальную помощь родственникам обвиняемых. Это следует из материалов дела в отношении Ляховца и его бывших подчинённых, с которыми ознакомились «Открытые медиа».
«Думал бы [бывший оперативник УВД по ЗАО Денис Коновалов] о своих детях, о своей жене, от адвоката бы не отказался. Потому что ему сказали, жене будет выплачиваться твоя зарплата. Тебе дали адвоката, который стоит 500 тысяч рублей в месяц, ну сиди ж и делай, что тебе положено делать. Веди себя прилично», — говорится в прослушке разговоров жены Ляховца Марины. Разговор состоялся уже после того, как были арестованы экс-полицейские. Адвокат «Правозащиты Открытки» Сергей Бадамшин, представляющий интересы Голунова, подтвердил «Открытым медиа», что такие материалы есть в деле.
Адвокат Ляховца Алексей Коврижкин сказал «Открытым медиа», что семья Ляховца не оплачивает услуги адвокатов других фигурантов и не предлагает их семьям помощь, но от других комментариев отказался, сославшись на подписку о неразглашении тайны следствия. Адвокат Юрий Чередник, представлявший интересы Дениса Коновалова, сказал, что вышел из дела вскоре после избрания меры пресечения. «С супругой Ляховца, как и с ним самим, я не знаком», — отметил Чередник. Остальные адвокаты бывших полицейских не отреагировали на вопросы «Открытых медиа».
Бывший заместитель начальника отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД по ЗАО Ляховец — самый высокопоставленный из фигурантов дела. По версии СКР, именно он поручил остальным полицейским задержать Голунова и подбросить ему наркотики, чтобы улучшить показатели отдела. Показания на Ляховца дал бывший оперативник УВД по ЗАО Коновалов.
Ляховец не признает свою вину и утверждает, что Голунова задержали после получения «информации» из СИЗО. Собеседник «Открытых медиа», знакомый с ходом следствия, отмечает, что Ляховец руководил полицейскими не только на работе, но и во многом координировал их действия после увольнения.
Спустя полгода после увольнения и за неделю до своего ареста Ляховец зарегистрировал ИП. Основной вид деятельности — расследования. Другого бизнеса у него нет, следует из реестра юрлиц. Его жена Марина Ляховец — владелец трёх фирм в Краснодаре. Одна из компаний — ООО «Деловой партнер» (занимается торговлей пищевыми продуктами) — в 2019 году показала выручку чуть больше 59 млн рублей, по данным бухгалтерской отчётности.
«Официальная зарплата экс-полицейского Игоря Ляховца составляла 45375 рублей. При этом он снимал квартиру в элитном поселке „Заречье“, неподалеку от Рублевки. Дом с огороженной территорией, охраной и подземным паркингом. Точно такая же квартира в этом доме сдаётся за 95−110 тысяч рублей в месяц», — писал про Ляховца Голунов.
В упомянутых выше материалах прослушки Марина Ляховец обсуждает оплату адвокатов и помощь родственникам обвиняемых с Иваном Берестнем — ещё одним оперативником УВД по ЗАО. Берестень не проходит по делу Голунова, но он упоминался в тексте «Медиазоны» о москвиче, которому сотрудники полиции подбросили наркотики.
«После изучения материалов уголовного дела могу сказать, что следствие, на мой взгляд, недостаточно внимания уделило роли Андрея Щирова и Ивана Берестеня в фальсификации материалов в отношении Голунова», — сказал «Открытым медиа» адвокат Бадамшин.
Щиров — руководитель Ляховца, начальник отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД по ЗАО. Полковник был уволен летом 2019 года, но по делу проходит в качестве свидетеля. В суде, когда избиралась мера пресечения для экс-полицейских, адвокат Ляховца сказал журналистам, что Ляховец и Щиров «бросали жребий, кого примут». На допросе Щиров рассказал, что не знал о действиях своих подчинённых. У Щирова журналисты издания Baza и сотрудники российского отделения Transparency International обнаружили недвижимость на сумму около 70 млн рублей.
Корреспондента «Медузы» Ивана Голунова задержали в Москве 6 июня 2019 года. Следствие обвинило его в попытке сбыта наркотиков, полицейские заявили, что нашли в его рюкзаке запрещённые вещества. Задержание журналиста вызвало масштабную общественную кампанию в его поддержку. В результате Голунов был отпущен на свободу, а дело в отношении него прекращено.
Вскоре своих должностей лишились несколько сотрудников МВД. Пятеро из них были арестованы, но только в конце января 2020 года. Игорь Ляховец и его подчинённые Максим Уметбаев, Акбар Сергалиев и Роман Феофанов находятся в изоляторе. Денис Коновалов был переведён под домашний арест после того, как дал признательные показания. Он отказался от адвокатов по соглашению, его интересы представляют госзащитники.
В отдельное производство СКР выделил дело в отношении неустановленных лиц, которые также могут быть причастны к задержанию журналиста. Заказчик дела Голунова до сих пор не найден. Сам корреспондент «Медузы» в суде отмечал, что его преследуют из-за похоронного бизнеса. СМИ допускали, что с его уголовным делом могут быть связаны глава УФСБ по Москве Алексей Дорофеев и его помощник, подполковник Марат Медоев.
Они упоминаются в расследовании Голунова о похоронном рынке как люди, тесно связанные с ключевыми фигурами в этой индустрии. СКР не считает Медоева заказчиком дела Голунова, говорил собеседник «Открытых медиа», знакомый с ходом расследования. В ведомстве не сомневаются, что журналисту подбросили наркотики из-за его профессиональной деятельности, но при этом считают, что ФСБ не имеет к этому отношения. Спустя год после задержания Голунов заявил, что его задержание не было связано с расследованием о московском ритуальном бизнесе, но так и не назвал имя возможного заказчика.

OnAir.ru

Материалы дела Голунова: семья главного фигуранта оказывала финансовую поддержку другим обвиняемым. Сергей Бадамшин, представляющий интересы журналиста, подтвердил, что такие материалы есть в деле .