FMRADIO.RU



Марк Столяр, исполнительный директор «Эхо Москвы». Радио как цифровой ресурс. Как управлять радиостанцией? Да не просто радиостанцией, а мультиплатформенным бизнесом .




Процессы управления во многом зависят от специфики компании. Разница в менеджменте судоремонтного предприятия и отеля будет значительной. Но в обоих случаях эффективность предприятия напрямую связана с профессионализмом управляющего и его команды. Как управлять радиостанцией? Да не просто радиостанцией, а мультиплатформенным бизнесом. В чем особенности построения ИТ? На эти и другие вопросы IT Manager отвечает Марк Столяр, исполнительный директор «Эхо Москвы».
— Расскажите немного о себе. Как складывалась ваша карьера? Что предшествовало нынешней работе?
— Всю свою жизнь я в той или иной степени занимаюсь радио и цифровыми технологиями. Родился в Москве в 1984 году, в обычной семье, в которой никто со СМИ никогда связан не был. Воспитывался мамой и дворами Крылатского. Увлечение радио у меня появилось еще до института, не могу сказать, что тогда думал о карьере, но во время учебы в Институте современного искусства на факультете журналистики мы с ребятами организовали интернет-радио. Параллельно работал в техподдержке у интернет-провайдера, поэтому проблем с оборудованием у нас не возникало. Это был классный проект: студенты собирались по вечерам и устраивали веселые прямые эфиры. Даже пару раз ездили в Беларусь на гастроли. Пожалуй, тот студенческий проект стал определяющим, и я не знаю ни одного человека, который прошел через нашу маленькую станцию и после этого не занялся радио, телевидением или вообще медиа.
Первая серьезная радийная работа началась на втором курсе, меня отправили на практику на Авторадио, тогда их офис находился на улице 8 Марта. Был корреспондентом, что очень помогло в обучении, в приобретении навыков. Кстати, со многими коллегами из ВКПМ (сейчас «Газпром-Медиа Радио») я встретился спустя 12 лет, уже работая на «Эхе Москвы». Потом было «Радио России. Культура», с прекрасным коллективом и службой информации, первая собственная программа на радио. Кстати, «Культура» сидела в знаменитом здании на Пятницкой, 25, где в советское время располагался Радиокомитет, а с новых времен – «Голос России». Так я попал на международный проект, так называемое иновещание, и посвятил ему восемь лет жизни, работал в редакциях в разных странах и на разных языках. Там я познакомился с коллегами, которые, начав на «Эхе Москвы», предложили мне прийти к ним.
— Какие задачи вы сегодня решаете на радиостанции? Если говорить о технической составляющей: что собой представляет «Эхо Москвы» с точки зрения инфраструктуры? В чем особенности построения ИТ?
— Я исполнительный директор. И в названии моей должности скрыт ее функционал. Это все процессы управления офисом администрации, контроля и исполнения поручений, коммерческой деятельности, учета основных доходных показателей, развития диджитал-проектов и прочее. Два основных столпа – это, безусловно, коммерция и… хотел сказать сайт, но в 2020 году говорить просто «сайт» – мало. «Эхо Москвы» – это крупнейший бренд в России. Уже давно «Эхо» не только радио, но и мультиплатформенный ресурс – радио, сайт, мобильное приложение, а с недавних пор еще и видеоканал. Мы ищем и реализуем разные цифровые возможности, как сами, так и с помощью крупнейших российских цифровых компаний. Участвуем и в цифровых проектах холдинга «Газпром-Медиа» по Big Data.
Сейчас можно с уверенностью утверждать, что «Эхо Москвы» – цифровой ресурс, поскольку второй год подряд выручка компании от диджитал выше, чем от радио. Мы идем в общем тренде со всеми мировыми СМИ: все классические средства коммуникации (аналоговое радио и тв), будучи ранее основным средством доставки информационного наполнения, становятся производственной частью нашего бизнеса, которая поставляет контент для дальнейшей цифровой дистрибуции. Если раньше телевидение производило и закупало контент для основной цели – телевещания, то сейчас множество проектов производятся только для смарт-ТВ или Youtube и постмонетизация происходит не на этапе трансляции, а на этапе публикации и последующих просмотров. Мы живем точно в такой же парадигме, когда прокрученная в эфире реклама составляет меньшую (но весомую) часть в структуре выручки за конкретный продукт, а основные деньги мы заработаем позже с помощью цифровой дистрибуции, когда контент и в аудио, и в текстовом формате будет выложен на наши цифровые ресурсы.
В последние полтора года новым для нас каналом доставки контента стало видео – это Youtube и видеоканал, который мы делаем на площадке «Яндекс.Эфир» и который хотим развивать дальше. Сейчас видео бьет все рекорды по динамике роста как в объемах производимого контента, так и при его монетизации, вот почему для нас это приоритетное направление. Классическое телевидение делать дорого и невыгодно, что, впрочем, и не нужно, когда можно создавать качественный контент небольшими средствами.
Еще один наш сегмент – подкасты. Редакция приняла решение сделать контентно этот проект на сайте, потому что мы видим, как подкасты развиваются на Западе. В России рынка подкастов еще почти нет, но, думаю, весьма скоро он появится. И когда рекламодатели массово пойдут в подкасты, то мы уже будем в рынке. Кстати, запросы от рекламных агентств мы уже получаем. Пока это не правило, но интерес есть.
С точки зрения информационных технологий «Эхо Москвы» – это огромный завод; и производимый уникальный контент – это вершина айсберга. В «пучине вод» находятся сотни человеческих и технологических процессов, объединенных единой системой. За последние шесть лет благодаря развитию и упрощению технологий нам удалось автоматизировать многие процессы – от видеовещания до аналитики продаж, ведения бюджета. Можно смело утверждать: бэк-офис «Эха Москвы» сейчас прост и удобен, а главное – технологичен на 90%. Закрыв офис администрации и уйдя на «удаленку», мы фактически не потеряли функционал. То есть все процессы сохранились в том виде, в котором были, просто заниматься делами теперь можно в домашних тапочках с чашкой какао. У нас успешно применяются системы электронного документооборота, цифровой телефонии. Банковский клиент интегрирован в систему учета продаж, что позволяет синхронизировать процессы поступления денежных средств, их учета, аналитики, прогноза продаж и движения средств, клиентского списка. Мы доработали технологию до смарт-прогнозирования движения денег, а до конца года планируем добиться смарт-планирования платежей, чтобы по максимуму убрать человеческий фактор там, где это возможно. И подчеркну: все решения очень просты, без какого-то сложного программирования и завышенных костов на наем персонала, многие продукты создавались по ходу «на коленке», а потом дорабатывались и сейчас успешно внедрены в нашу ежедневную жизнь. Я вообще считаю, что установка чужих систем и обучение работы с ними без возможности их доводки до потребностей компании выходит намного дороже в конечном счете.
В медиа, в общем, уже случилась и технологическая революция, и эволюция. Современный смартфон позволяет создавать контент нужного качества. Если 20 лет назад любой человек не мог взять условный микрофон и камеру и получить огромную аудиторию, то спустя десятилетие у него такая возможность появилась – это технологическая революция. И это поставило под вопрос вообще смысл существования СМИ: мол, зачем нужны классические тяжеловесные дорогие средства, если любой может почти бесплатно доставить свой контент? Но за последующие 10 лет произошла уже эволюция, когда во главу угла было поставлено качество контента. Сегодня мы можем смело и уверенно утверждать: «Эхо Москвы» – цифровая компания, прошедшая все этапы вместе с рынком. Трафик нашего сайта и мобильного приложения превышает совокупный трафик всех сайтов и мобильных приложений всех радиостанций России, вместе взятых. К тому же редакции удается на протяжении многих лет удерживать рейтинг радиостанции на первом месте в Москве, а по охвату аудитории входить в тройку сильнейших. Представляете, радиостанция вещает почти в сорока городах, тогда как конкуренты делают это в двухстах, а мы обгоняем их в некоторых часах вещания на федеральном уровне. В Москве очень жесткая борьба, но она успешна. В Петербурге в апреле этого года мы впервые вышли на первое место по AQH Share (доля).
— С одной стороны, у вас слушатели и зрители, с другой – сотрудники радиостанции. Есть для вас что-то общее в части обеспечения их запросов и потребностей? И в чем различия?
— Думаю, ответил на этот вопрос, когда говорил, что выпустить человека в любой эфир не составляет труда. Сейчас мы занимаемся очень важным проектом смарт-планирования денежных потоков, продаж, аналитики – это важно для нас в пору кризиса. Запрос финансистов побудил придумать свой, внутренний продукт, который позволяет мониторить ситуацию круглосуточно.
Что касается различий в условных запросах от сотрудников и слушателей, слушатель (он же пользователь) хочет получить качественный продукт просто и быстро. И здесь наша главная задача – легко предоставить его в аудио, видео или текстовом виде. А сотрудники, безусловно, должны иметь всю необходимую базу для создания и продажи этого продукта, так как мы, прежде всего, коммерческая организация, живущая только за счет продаж. Поэтому в последнее время для обеспечения выручки, понимая, что золотая жила переместилась в «цифру», мы постоянно думаем о новых проектах и предложениях для клиентов, делая это на грани смешения всех жанров и технологий и предоставляя контент любым возможным способом.
— Как справляетесь с нагрузкой в пиковые часы?
— Как показала многолетняя практика, пиковые часы возникают лишь тогда, когда нет четкого распорядка дел и системы приоритизации заданий либо сбоит делегирование полномочий. Любой пик в любой системе можно легко пройти, хорошо к нему подготовившись. Если не хватает одной головы-«сервера», подключай дополнительные и создавай кластер. В хорошей системе пики незаметны.
— Пришлось ли корректировать существующие проекты в связи с пандемией?
— Безусловно. Пандемия сильно повлияла на нас. Множество задумок пришлось подвинуть и с финансовой точки зрения, и с концептуальной. А у «Эха» еще и юбилей – в этом году радиостанции 30 лет! Часть работы мы успешно перевели в цифровой вид.
— Сейчас большинство предприятий перевело своих сотрудников на удаленную работу. Как решили эту задачу вы? Как изменились бизнес-процессы для вашей компании?
— Мы предприятие непрерывного цикла, однако ситуация поставила нас перед сложными решениями. Сразу после указа мэра Москвы абсолютно все сотрудники администрации были переведены на «удаленку», кроме тех работников, которые просто физически не могут трудиться удаленно (охрана, водители, эфирные техники). Редакция также предприняла все возможные меры, переведя практически всех гостей в удаленный видео- и аудиоформат. Непосредственно в редакции остались только те люди, без кого «Эхо» не было бы «Эхом»: ведущие, продюсеры, звукооператоры. Однако многие задачи также удалось перевести в удаленный режим, например, часть видео- и аудиопроизводства. А уж про совещания в «зуме» не рассказал только ленивый – это важный ежедневный инструмент поддержания боевого духа и мотивации в компании. В остальном мы были технологически готовы к удаленной работе, поскольку наши системы согласования документов, бухгалтерии, финансового мониторинга давно находятся и выполняются в облачных сервисах, чтобы любой имел доступ к своему виртуальному рабочему месту из любой точки земного шара. Активно переходим и на электронный документооборот с контрагентами. К сожалению, не всеми, поэтому бумажная часть работы остается, без нее пока никуда.
— Что самое сложное в коммуникациях с удаленным персоналом?
— Первый шок был: «а в глаза посмотреть»? Это же очень распространенная психологическая проблема: вот, что человек вкладывает, например, в текст сообщений в мессенджере? Отсутствие или наличие скобочек – это показатель настроения или нет? По тексту сложно понять, что происходит в голове у сотрудника, значит, приходится перезванивать и разговаривать. Интересную закономерность я обнаружил с переводом на удаленную работу. Если раньше я почти не пользовался голосовой связью – ведь удобнее написать, прислать и т. д., – то с наступлением самоизоляции появилась потребность в общении, и голосовые пакеты у моего оператора в первый же месяц были превышены вдвое! Спасает, безусловно, видеосвязь. Стараемся ее использовать в общении всегда, просим обязательно включать камеру – стиль и способ общения заметно меняются, более того, видеопоручение выполняется быстрее и эффективнее, чем текстовое. Все-таки человеческая психология – потрясающая вещь!
— В начале пандемии ваш главный редактор говорил в эфире, что сайт «Эха» подвергался ddos-атакам. Можете рассказать, как вы справились с этой проблемой?
— Да, действительно, происходили атаки на наши серверы. Это не было неожиданностью, так как «Эхо Москвы» много лет сталкивается с завистливыми людьми (а я думаю, что это все случается от зависти). Однако мы были удивлены не самим фактом атаки, а ее мощью. Я не могу назвать цифры, они составляют коммерческую тайну нашего предприятия, но объемы атак были огромными. Я знаю, что коллеги по цеху, кто сталкивался с атаками, никогда не испытывали столь мощных ударов. Что происходило тогда в технических чатах – словами не передать – это когда-нибудь, через много лет надо опубликовать. Но в итоге «Эхо Москвы» в Сети было недоступно всего полчаса. Затем небольшие перебои наблюдались еще несколько суток, но были почти незаметны. Мы полностью изменили наш подход к защите, нашли несколько новых компаний, которые предложили свои продукты, создали и дублировали системы. Как сказал один из наших консультантов, от атаки нельзя избавиться, ее можно сделать очень дорогой. Над этим мы и работаем. Надо понимать, что мы не технологический гигант и не можем себе позволить мощности и ресурсы крупных компаний, но благодаря нашим партнерам сейчас удается успешно бороться с вредительством в Сети.
— Норвегия – единственная страна, отключившая государственные радиопередатчики. Как вы считаете, когда наши радиовещатели полностью передут на «цифру»?
— Думаю, к моей пенсии (и это очень оптимистично). Вся система радиовещания в России построена по принципу технологически ограниченного распространения сигнала. Вот в Москве более 50 радиостанций и весь спектр занят, поэтому стоимость создания новой радиостанции не рыночная и зависит от жадности нынешних владельцев частот. Кроме того, существующие холдинги не хотят сами себе создавать конкуренцию. Рекламный рынок на радио ограничен. Сейчас к нему есть доступ у тех вещателей, которые имеют частоты и платят внушительные деньги за трансляцию вещательным центрам (как государственным, так и частным). Как только легкий цифровой доступ получат не 50 радиостанций, а 150 или 1000, то и рекламные бюджеты распределятся между всеми игроками, а значит, на каждого денег станет меньше. Это приведет к резкому перераспределению и землетрясению на радиорынке. Соответственно, мало заинтересованных в цифровизации радиовещателей – в основном мелкие, или те, у кого нет своих частот.
Однако надо понимать, что Россия не пойдет каким-то своим путем в этом вопросе. Все больше людей слушают в машине музыку или потребляют информационный контент через мобильные сети. Я уже пару лет в машине слушаю только «цифру», не ФМ, поскольку прием и качество сигнала значительно лучше. И количество таких слушателей будет только увеличиваться. Так, огромными скачками растет потребление контента в Youtube в автомобилях, когда видео слушают. Поэтому «Эхо Москвы» активно работает и развивает все среды, мы даже планируем открытие только диджитальных региональных представительств, ведь цена покупки частоты в крупных городах неподъемная, а трафик из этих регионов у нас достаточно активный на сайте. Не секрет, что после Москвы и Петербурга основной трафик как на сайте, так и в аудиотрансляции у «Эха» в Новосибирске, хотя мы не имеем там частоты вещания. Думаю, через пять лет, а может, и раньше, наличие частоты для вещания не будет иметь никакого технологического или коммерческого преимущества, потому что, как показывает динамика, во главу угла все чаще ставится качество и уникальность контента, а не наличие кнопки на радиоприемнике.

OnAir.ru

Марк Столяр, исполнительный директор «Эхо Москвы». Радио как цифровой ресурс. Как управлять радиостанцией? Да не просто радиостанцией, а мультиплатформенным бизнесом .