FMRADIO.RU



К журналистам «Проекта» пришли с обысками из-за дела бизнесмена Трабера. Активизация следственных действий совпала с выходом расследования о недвижимости семьи главы МВД России Владимира Колокольцева.



Во вторник утром, 29 июня, к журналистам-расследователям из издания «Проект» — главному редактору Роману Баданину, его заместителю Михаилу Рубину и корреспонденту Марии Жолобовой — прибыли сотрудники полиции. В их квартирах прошли обыски. У журналистов изъяли ноутбуки, мобильные телефоны, флешки и сим-карты. У Баданина также обыскали машину и взяли с него и его адвоката подписку о неразглашении.
В «Проекте» сообщили, что накануне был анонсирован выход журналистского расследования об активах семьи министра внутренних дел России Владимира Колокольцева, которое делала Жолобова совместно с Баданиным.
В пресс-службе Главного управления МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области сообщили, что следственные действия в отношении Жолобовой и Баданина проводились в рамках уголовного дела о клевете (ч. 5 ст. 128.1 УК РФ; наказание в виде штрафа до пяти миллионов рублей либо обязательных работ на срок до четырехсот восьмидесяти часов).
В полиции отметили, что уголовное дело было возбуждено по заявлению российского гражданина после демонстрации в эфире телеканала «Дождь» фильма, содержащего заведомо ложную информацию, порочащую его честь и достоинство. В сообщении пресс-службы полиции говорится, что авторами фильма были Баданин и Жолобова.
В своем телеграмм-канале издание «Проект» сообщило, что речь идет о документальном фильме «Питерские», посвященном предпринимателю Илье Трабере и вышедшем на телеканале «Дождь» летом 2017 года. Уголовное дело в отношении неустановленных лиц было возбуждено в ноябре того же года Управлением организации дознания ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, сообщало издание The Bell. Тогда в полиции не стали раскрывать имя заявителя, сославшись на защиту персональных данных. О том, что заявителем является представитель бизнесмена Трабера, The Bell сообщало со ссылкой на источник, близкий к бизнесмену.
По данным СПАРК, Трабер является совладельцем нескольких компаний, среди которых «Приморский УПК», ООО «НКТ», которому принадлежит многопрофильный терминал «Юг-2» в порту в Усть-Луге. В декабре 2019 года он приобрел крупный пакет акций АО «ЛОЭСК», второй по величине электросетевой компании Ленинградской области.
В фильме Трабер назывался «единственным из живых авторитетов, знакомство с которым признавал Владимир Путин». Авторы утверждали, что он заработал свое состояние в начале 90-х на торговле антиквариатом, а потом вошел в портовый и топливный бизнесы Санкт-Петербурга. По версии авторов фильма, Трабер в разные годы владел Петербургским нефтеналивным терминалом, Выборгским судостроительным заводом и Петербургской топливной компанией. Среди партнеров Трабера по коммерции журналисты называли Николая Шамалова и Эдуарда Худайнатова. В 2008 году Трабер был фигурантом дела о «русской мафии» в Испании, но смог избежать ареста. Авторы фильма уточнили, что в период съемок Трабер и его представители не отвечали на их запросы, однако затем от них пришло требование удалить материалы, которые еще не вышли.
В январе 2018 года генеральный директор «Дождя» Наталья Синдеева рассказывала, что в рамках дела о клевете силовики запрашивали уставные документы телеканала и свидетельство о регистрации СМИ, а также личные данные журналистов, работавших над фильмом. Тогда же, по словам Синдеевой, от правоохранительных органов звучала просьба обеспечить явку авторов фильма в управление полиции.
В декабре 2018 года по делу о клевете показания давал Дмитрий Кравец, сын Ильи Трабера и один из героев фильма.
Опрошенные РБК юристы отмечают, что активизация следственных действий по этому делу как минимум вызывает вопросы.
«Срок давности за преступление небольшой тяжести, совершенное в 2017 году, истёк в 2019 году, — поясняет управляющий партнер компании AVG Legal Алексей Гавришев. — Поскольку он начинает течь с момента совершения преступного деяния». Согласно ст. 78 УК РФ, истечение срока давности является основанием для освобождения от ответственности.
При этом 30 декабря 2020 года в ст. 128.1 УК были внесены изменения, согласно которым клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, переходит в разряд преступлений средней тяжести. Для такого рода преступлений срок давности составляет шесть лет. Однако Гаврищев поясняет, что ее действие не может распространяться на дело Жолобовой и Баданина. «Преступность и наказуемость указанных деяний, совершенных в период до 30 декабря 2020 года, определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния», — уточняет он.
Кроме того, в телеграмм-канале издания «Проект» сообщается, что у журналистов проходили неотложные обыски, то есть следственные действия без постановления суда, по решению следователя.
«Такие мероприятия относятся к исключительным случаям, — говорит адвокат Александр Молохов, — например, когда необходимо предотвратить преступление или если пауза с производством следственного действия позволит подозреваемому скрыться». Расследование дела о клевете, которое было возбуждено в ноябре 2017 года, вряд ли можно считать таким исключительным случаем, уверен он.

OnAir.ru

К журналистам «Проекта» пришли с обысками из-за дела бизнесмена Трабера. Активизация следственных действий совпала с выходом расследования о недвижимости семьи главы МВД России Владимира Колокольцева.