FMRADIO.RU



Дмитрий Оленин рассказал о том, как стать радиоведущим. Дмитрий Оленин — бессменный ведущий «Русского Радио», популярный телеведущий, ди-джей и один из самых известных голосов российского радиоэфира. Дмитрий называет себя самоучкой и вспоминает, что всегда хотел работать на радио, а потому работа стала для него призванием, от которого он получает огромное удовольствие .




Имя теле- и радиоведущего, а также диджея Дмитрия Оленина прочно ассоциируется со светской Москвой, миром шоу-бизнеса и клубной жизнью. Поэтому трудно представить его непростое детство в промышленном Череповце, где он, маленький мальчик, мечтал работать водителем трамвая и даже занимался фермерством. Сегодня жители всей страны узнают Дмитрия Оленина уже только по одному его голосу: в профессиональном плане на протяжении многих лет он остается верен «Русскому радио», которое, кстати, совсем недавно отметило 25‑летие. Именно Дмитрий вместе с другими ведущими принимал участие в знаменитом шестидесятичасовом непрерывном эфире, который вошел в Книгу рекордов Гиннесса. В последнее время Дмитрия все чаще можно увидеть и на телевидении: на телеканалах ТНТ, RU TV и МTV, MusicBox и Муз-ТВ, на «Домашнем», Первом канале и «России 1». Однако почти во всех своих интервью Оленин признается, что слишком любит радио, а также свою работу в качестве диджея, чтобы окончательно уйти на ТВ.
– Дмитрий, сегодня, в эпоху Интернета и развития подкастов, радио тоже вынуждено меняться?
– Когда музыка начала уходить в Интернет, первое, что говорили, – что радио пропадет, исчезнет. То же самое в свое время говорили про другие сферы жизни, например, что с появлением телевидения кинотеатры исчезнут. Ничего подобного не произошло, даже наоборот, сейчас радиоаудитория увеличивается. Именно радио по-прежнему влияет на то, станет определенная песня хитом или нет. Дело в том, что человек, который слушает музыку в Интернете, какой бы ресурс мы ни взяли, слушает либо то, что сам себе скачал, либо довольствуется тем потоком музыки, который автоматически формируется исходя из его запросов и вкусов. Вряд ли там одна и та же песня будет повторяться несколько раз. На радио все построено совершенно по-другому: каждая песня на радио появляется не случайно, она предварительно проходит многочисленные тестирования, наши специалисты постоянно проводят мониторинг аудитории – так они определяют, что нравится, что не нравится, что больше нравится, а что – меньше. Исходя из всех этих исследований и изучения предпочтений аудитории, и создается плейлист для радио. И, кроме того, когда появляется песня, ты ее слышишь 3-4 раза, она тебе нравится все больше и больше. И так она становится хитом. Это очень важно для артиста и в целом для шоу-бизнеса. Поэтому мы видим, что влияние радио только усилилось. Влияние Интернета на музыку, напротив, ослабло. Конечно, всегда можно сказать, что настоящий хит найдет себе дорогу сам, в этом действительно есть большая доля правды. Да, хорошая песня даже без станции найдет своего слушателя, но что касается не абсолютного хита, а хита, которому нужна поддержка, и таких большинство, вот здесь радио играет очень большую роль в отличие от музыкальных интернет-порталов.
– 2020 год изменил жизнь многих. Как на вас повлияли пандемия и месяцы самоизоляции, как преобразилась ваша жизнь?
– У меня изоляции не было, у меня как раз, наоборот, все время была работа. Все прямые эфиры, которые у меня были до этого, со мной так и остались, все было то же самое. Единственное, до работы стало добираться проще. Машин нет, пустые дороги, все спокойно. Я отметил для себя, что сначала во время пандемии люди стали больше слушать новостные станции, потому что им было интересно, что происходит. Но это было характерно только для первых месяцев, потом большая часть аудитории ушла с новостных станций на музыкальные. Всем надоели одни и те же слова по коронавирус, пугающие новости. Люди начали хотеть больше музыки, меньше информации и слов.
– Чем вы можете объяснить вашу относительную медийную закрытость? Несмотря на ваше активное присутствие в медиапространстве, о себе как человеке, а не ведущем вы рассказываете немного…
– Этот вопрос про относительную медийную закрытость мне непонятен. Закрытость от кого? От аудитории, от артистов? По-моему, я совсем ни от кого не закрыт, а, наоборот, максимально открыт.
– Как диджей вы начинали в эпоху активного развития клубной культуры в России, есть ли у вас ощущение, что сегодня наступило другое время? (Дмитрий Оленин известен также как dj O!Lenin, который со своими сетами выступает по всей России, а также в Европе и США. Играл в таких известных клубах, как Anfora и Sun–Rise (Ибица), Heaven, Cheek, Cheloe (Гран-Канария), Staff (Мадрид) и др. – Прим. ред.)
– Я не могу сказать за всю Россию, но в Москве, где история всегда немножко другая, клубов образца начала – середины 2000‑х сейчас уже не существует, к сожалению. Это было ожидаемо, предсказуемо. Все-таки маленькие бары, кафешки, небольшие заведения сменили клубы, так происходило в Европе 10-15 лет назад. Мы идем абсолютно по тому же сценарию. Клубная культура в целом, конечно, все еще есть, но она распространена уже не так массово. Клубные диджеи у нас зарабатывают гораздо меньше денег, хотя, признаться, и вкладывают гораздо меньше ресурсов: если раньше я за виниловую пластинку отдавал 12 евро, а 1 пластинка – это 1 песня, 1 трек, то сейчас можно бесплатно накачать себе в Интернете любое количество композиций и уже быть диджеем. Что случилось с клубной культурой: диджеи стали четко делиться на формат, и это очень приятно. Я знаю, что этот диджей играет музыку, которая мне нравится, а этот в совершенно другой стилистике, настроении работает. Всегда можно найти для себя подходящую музыку: для выходного дня, для отдыха на природе или для клубной тусовки. У нас полным-полно прекрасных диджеев, в том числе молодых, начинающих, которые очень хорошо чувствуют публику. Ведь, поймите, клубный диджей – это не тот, кто качественно сводит треки, так, что ты не замечаешь самого процесса. Нет, искусство диджея состоит в том, чтобы следующий трек на танцполе поставить круче, чем предыдущий, чтобы он больше понравился аудитории, то есть сначала нужно прочувствовать публику, понять, в каком она настроении, какую музыку эти люди хотят сегодня слушать. И, угадав это настроение, уже ставить ту музыку, которая подойдет именно сейчас. И каждый следующий трек должен быть еще больше «на разрыв», чем предыдущий. И, конечно же, нужно попадать в настроение, уметь дать людям уйти, передохнуть, вернуться обратно, это тоже очень важно.
– Известно, что вы с самого детства занимались танцами, любили музыку, собирали пластинки…
– Да, действительно, любовь к музыке у меня была всегда, с самого детства. Я любил слушать все… все, что можно было тогда достать. Даже слушал музыку, лежа на полу, потому что мы жили на пятом этаже, а на четвертом у нашего соседа колонки стояли на шкафу, они находились оптимально близко к потолку. И когда он включал у себя музыку, то я, находясь этажом выше, лежа на полу, мог ее слушать. Так и занимался. На танцы меня отдали родители, Череповец – он вообще такой город, танцевальный, у нас очень много абсолютно разных танцевальных коллективов – и народных, и современных, и цирк наш завоевывает первые места на различных конкурсах. В нашем городе любой ребенок должен где-то заниматься, в какой-то секции, куда-то ходить. Так получилось, что в моем детском садике был танцевальный кружок, затем в школе, то есть на мою любовь к искусству повлияли в том числе родной город и учреждения образования. Отсюда и коллекция пластинок, на сегодняшний день нет ничего круче звука с винила. И до сих пор я продолжаю покупать пластинки, слушаю их с удовольствием, сейчас уже больше классику, клубной музыки у меня тоже в доме предостаточно. Пластинок очень много, расставаться с ними не хочу. Иногда даже нахожу пластинки, которые я ни разу не играл, переслушиваю с удовольствием.
– А когда вы стали интересоваться джазом?
– Джаз в моей жизни появился гораздо позже, как и классика. Чем больше музыки я слушал, тем больше мне хотелось узнавать ее разные стили и явления. И сейчас я не понимаю артистов, которые выступают под фонограмму, имея возможность играть живой звук. И, конечно, я хожу на концерты, где можно услышать именно живой звук, и просто балдею от происходящего. И слава богу, что у нас таких артистов все больше и больше с каждым днем. И просто единицы тех, кто выступает под плюс. К сожалению, этим славятся наши молодые музыканты, которые зарабатывают денег достаточно, но не хотят заморачиваться с живыми музыкантами.
– В свое время ради профессии радиоведущего вам пришлось оставить университет. Что сегодня вы думаете об образовании: где лучше учиться и как?
– Если говорить об образовании в целом, то сегодня многим профессиям невозможно научиться в университетах, конечно, если ты не инженер и не врач, не человек точных профессий. Своей профессии я обучился исключительно благодаря личному опыту и опыту своих коллег. Меня никто не учил быть ведущим, никто не учил быть диджеем, я вообще программист по образованию. Куда можно пойти учиться на радиоведущего? Я не знаю ни одного высшего учебного заведения, в котором бы максимально близко можно было обучиться этому ремеслу. Поэтому я самоучка, я всегда хотел работать на радио, потом уже выяснилось, что это было моим призванием с детства, я себя нашел и получаю от этого удовольствие, хоть и не могу похвастаться дипломом. А диплом, который у меня есть, мне так и не пригодился, я по профессии не работал ни дня.
– Вы выступаете на корпоративах не только в России, но и в других странах, в том числе европейских. Чем принципиально отличается эта работа?
– Отличительные черты любой работы за рубежом, не важно, корпоратив это или нет, – это порядочность, честность и законность. Закон там ставят превыше всего. Если вы диджей на празднике во Франции, то вы должны написать полный список песен, указать автора, дать официальное название трека, лейбл, которому принадлежит артист, и все эти данные сдать в отчет, потому что потом компания, которая меня приглашает, должна заплатить налог за использование этой музыки на своем мероприятии. И это очень строго соблюдается, конечно, не во всех странах, но, например, во Франции за этим очень строго следят. Регламентирована и вся твоя работа: как, где и сколько по времени. Если у тебя как у диджея прописан выход в 2 часа ночи, то именно в это время ты и выходишь работать. Никаких задержек, объяснений не примут. При этом и переработать тебе тоже никто не даст. Если написано в контракте до 5 часов, значит, до 5 и не больше.
– В одном из своих интервью вы отмечали, что в последнее время вам стал интересен процесс написания песен…
– Я бы не стал называть это написанием песен, а себя полноценным автором, но несколько треков я создал в соавторстве с другими людьми, музыкантами. Мне было интересно посмотреть на то, как делается музыка, я попробовал. Но понял, что это не совсем мое, мне больше нравится быть на сцене.
 
текст: Ирина Корецкая, Учительская газета, №43 от 27 октября 2020 г. // ug.ruфото: rusradio.ru
Дмитрий Оленин снялся в клипе «Подруга» Анны Плетневой и Марины Федункив.видео: Youtube / Velvet Music / Анна Плетнёва feat. Марина Федункив – Подруга

OnAir.ru

Дмитрий Оленин рассказал о том, как стать радиоведущим. Дмитрий Оленин — бессменный ведущий «Русского Радио», популярный телеведущий, ди-джей и один из самых известных голосов российского радиоэфира. Дмитрий называет себя самоучкой и вспоминает, что всегда хотел работать на радио, а потому работа стала для него призванием, от которого он получает огромное удовольствие .