2000 г. — Юрий Аксюта, Программный директор радио «Европа Плюс»

Много раз проходя одни и те же ситуации, много раз наступая на одни и те же грабли, имея огромную шишку на лбу от того, что ты совершаешь одни и те же ошибки, ты тем не менее с упрямством продолжаешь их совершать.

OnAir.ru: Не так давно Вы заявили целый пакет новых программ и эфирных фишек. Почему возникла такая необходимость и как часто это делается?

Юрий Аксюта: Изменения происходят каждый сезон. Любое дело находится в развитии, оно не может быть единожды создано и, как скульптура, быть незыблемым, не изменять положение рук или ног. В этом сезоне самая большая новинка — это появление в эфире утреннего шоу «Европейская Зорька». В ней новые персонажи. Их двое – Лена Батинова и Петр Фадеев. Лена Батинова уже год проработала у нас, вела программу «Презент» — очень успешно. Петя Фадеев – известный телеведущий канала ТВ-6, где он вел программу «Те, кто», а сейчас у него в эфире игра «Петерс поп-шоу». С Петей Фадеевым мы знакомы очень давно. Мне показалось, что это как раз тот человек, который в паре с Леной Батиновой сможет сделать оригинальное интересное утреннее шоу. Не секрет, что те, кто завоевали аудиторию утром, завоевали её на весь день. Поэтому принципиально важно для каждой радиостанции иметь сильное утреннее шоу. В сентябре «Европейская Зорька» проходила обкатку, а сейчас она уже обрела ту форму, к которой мы стремились. Два обаятельных персонажа создают ту самую утреннюю атмосферу, которая позволяет вам легче просыпаться, легче смотреть на окружающие вас события. Есть несколько эффектных рубрик: помимо Лены Батиновой и Петра Фадеева в утреннем шоу теперь есть персона с противоречивой репутацией — Отар Кушанашвили со своими «Воплями большого мальчика».

С девяти утра – наш конкурс красоты. Количество телефонных звонков перекрывает все мыслимые нормы. Оказывается, все девушки нашей страны и ближнего зарубежья, где вещает «Европа Плюс», и юноши, кстати, тоже, потенциально ощущают себя эталоном красоты. Тем более что конкурс красоты проводится по радио, и люди не могут увидеть конкурсантов, а могут только услышать то, что они сами о себе говорят. Выполняется преимущество радио – будить воображение слушателя.

Говоря об утреннем шоу, нельзя не упомянуть также нашего информационного ведущего — Григория Погосяна и работающего за пультом в качестве режиссера и тоже активного действующего лица Костю Лукашина. Сейчас он держит в руках режиссуру этой программы и в то же время участвует в ней как один из со-ведущих. Информация – это одна из тех трех составляющих утреннего шоу, на которых делается акцент и которые являются залогом успеха. Музыка, информация и юмор. Задача ведущих – чувствовать, что происходит со слушателем. И делать все переходы абсолютно органичными. Вообще рассказывать о «Европейской Зорьке» я могу бесконечно.

А в чем принципиальное отличие прежнего утреннего шоу от «Зорьки»?

Последнее шоу было, скорее, утренней программой, потому что в ней было меньше постановочных элементов, чем сейчас. На шоу она не тянула. Вел её Роман Олегов, очень позитивный, динамичный и профессиональный ди-джей, но у него было гораздо меньше помощников, меньше вокруг него было режиссуры. Основной идеей утренней программы Романа Олегова было дать слушателю как можно больше музыки. Здесь мы входили в некий противовес нашим конкурентам, которые отдавали предпочтение разговорным жанрам утром. Поэтому введение разговорного шоу было для нас в данном случае революционным.

А всегда ли ведущие согласны с Вашими преобразованиями?

Я думаю, что нет. Мы все люди разные: у нас разный уровень профессиональной подготовки, разный личный жизненный опыт. Я стараюсь проводить политику убеждения. Я пытаюсь объяснить людям, для чего это делается и какого результата я хочу достичь.

Поменялся генеральный директор станции. Не возникает ли проблем в отношениях с новым начальством?

Ничего не изменилось — мы с нынешним генеральным директором Александром Полесицким знакомы тоже лет десять, а работали плотно вместе последние три года, которые он был в Санкт-Петербурге на «Европе Плюс» генеральным директором. Если бы пришел человек со стороны, наверное, были бы проблемы. Притирка, знакомство, проникновение генерального директора в программную часть, диктат…

Большой опыт – это всегда плюс для программного директора, или у Ваших молодых конкурентов есть преимущество в чем-то другом?

У молодого человека нереальное количество шансов на успех. Он не обременен теми проблемами и тем опытом, которыми обременен я. Мне отчасти — не в жизни, а в работе — это может мешать. Много раз проходя одни и те же ситуации, много раз наступая на одни и те же грабли, имея огромную шишку на лбу от того, что ты совершаешь одни и те же ошибки, ты тем не менее с упрямством продолжаешь их совершать. Молодой человек должен увидеть путь, чтобы обойти эти грабли. Если он талантлив, он этот путь чувствует. У молодежи гораздо больше шансов сделать что-то яркое и оригинальное. Они не обременены всеми этими тормозами и запретами делать что-то, потому что заранее знаешь результат. Хотя с другой стороны, опытный человек… Но давайте не будем об опытном человеке.

Можете привести какой-нибудь пример того, что в начале 90-х не срабатывало, а сейчас работает? Из музыки или любых программ?

Легче привести примеры, когда что-то работало в 90-м году и уже совершенно не работает в году двухтысячном. На что-то прошла мода, что-то стало менее интересным… Сейчас ди-джею стало гораздо сложнее самовыразиться. В 90-м году, когда эта профессия была в России в новинку, можно было сделать всё что угодно. Нынешние молодые люди, которые приходят на радио, приходят с огромным шлейфом штампов. Все ди-джеи всех станций зеркально похожи друг на друга. Они делают одни и те же ошибки, работают в одной и той же манере, используют один и тот же сленг в общении. Практически это клон какого-то одного ди-джея…

Но ведь именно «Европу Плюс» обвиняют в том, что она ввела эту манеру.

Вполне возможно. Мы были первыми и действительно родили целую плеяду ярких звёзд. И это не самореклама – радиостанции копировали практически всё, что делала «Европа Плюс», и кстати, иногда продолжают это делать. Те шаги, которые мы предпринимаем, стратегические либо тактические, копируются очень точно. Я уверен, что наши конкуренты очень внимательно следят за всем, что мы делаем.

Вы можете назвать самого опасного конкурента «Европы Плюс»?

Радиостанций, похожих на «Европу Плюс», много. Все радиостанции работают примерно на одну и ту же аудиторию и основной диапазон своих слушателей определяют от 20 до 40 лет. Плюс-минус. У нас же нет детского радио, у нас есть молодежные радиостанции – от тринадцати и старше, и более взрослые, но они не рассчитаны на 60-летних — до 50, не больше. Так что мы все работаем на аудиторию достаточно близкую. В нашем формате сейчас работает несколько станций: «Хит-ФМ» – в какой-то степени. «Радио Максимум» – в какой-то степени, уже в достаточно отдаленной. «Радио 7» какую-то часть аудитории «Европы Плюс» захватывает за счет своих голдов – классических хитов 60-70 годов. Остальные станции — по количеству аудитории они пониже. А вообще на этот вопрос мне всегда отвечать не хочется, я очень уважаю людей, которые работают на других станциях. Я дружу со многими программными директорами и программными редакторами. Наш рынок достаточно сложен, мы действительно все пересекаемся, мы действительно все хотим получить как можно большую аудиторию, но каждый при этом руководствуется своими соображениями стратегического и тактического плана, как это надо делать, и все это делают по-разному, и каждый следит за другим.

Как программному директору, Вам было легче работать тогда или сейчас?

Психологически это достаточно непросто — заниматься одним и тем же делом длительный период времени. Я работаю программным директором с 93 года. Семь лет – большой срок. Проблемы были и тогда достаточно сложные, и сейчас, просто они разные. Тогда мы были на пике своего развития, было проще, потому что было меньше конкурентов. Я был и сам помоложе, я был свободнее. Я легче принимал решения, скорее отказывался от чего-то, быстрее был готов на крайние меры. С возрастом и, главное, с изменением конкурентной ситуации на рынке я стал более осторожным. И гораздо больше думаю, анализирую и советуюсь, прежде чем принимать кардинальное решение. И сейчас во мне меньше спонтанности.

Не бывает, что хочется начать всё с начала?

Догадайтесь с одного раза. У меня много раз возникало желание всё бросить и начать либо что-то другое, и на другие станции звали. Но каждый раз возникали какие-то обстоятельства, которые заставляли меня поступить так, как я поступал. А во-вторых, есть очень важный фактор — и я не боюсь показаться консервативным и старомодным — это преданность «Европе Плюс». Я здесь с самого начала, с первого дня. Когда возникает желание всё бросить – это эмоциональный порыв. «Европа Плюс» — это суть моей жизни, как бы пафосно это не звучало.

Значит ли это, что Вы осуждаете людей, которые проработали на станции, может быть, немногим меньше, чем Вы, и покинули её ради больших славы или денег?

Нет, я никогда никого не осуждаю. Человек имеет полное право распоряжаться своей жизнью так, как он считает нужным. То, что люди меняют работу, когда им предлагают условия, гораздо более выгодные – это одна история. Я болезненно отношусь к такому понятию как предательство, это другая история. Всё зависит от того, как это делается. У нас работал Костя Михайлов с «Максимума», прекрасно себя чувствовал, и ещё чуть-чуть – и все бы даже забыли, что когда-то он работал на «Максимуме». Когда мы с Костей расставались, это было нормально. Костя имел право сделать выбор, и он его сделал. Я не осуждал его тогда и ни в коем случае не осуждаю его сейчас.

Как Вы оказались на «Европе Плюс» и с чего начинали?

Для меня лично всё происходило в какой-то степени случайно. Жорж Полински, президент нашей компании, приехал из Франции с идеей создать первую в России музыкальную радиостанцию. Он смог эту идею реализовать, и помогал ему наш генеральный директор в прошлом, а ныне вице-президент, Андрей Анисенко. А я оказался в этом проекте как первый ди-джей в стране. Тогда, конечно, были зачатки музыкального вещания — музыкальные программы на радиостанции «Маяк», музыкальное вещание на радиостанции «Юность», Олег Гробовников и Александр Градский, которого я очень люблю, вели там хит-парад. Но вот радиостанция, полностью посвященная музыке, оказалась в 90-м году первой, и я был первым её ди-джеем. До этого я работал на Всесоюзном радио в нескольких ипостасях. Я был диктором, год проработал режиссером в детской редакции. Режиссировал всякие пионерские зорьки, отсюда, видимо, любовь к «Европейской Зорьке». Хотя название предложил не я, а Петя Фадеев. Был еще ведущим музыкальных программ в редакции «Маяка». Кстати, я собирался уходить с радио, потому что почувствовал, что мне уже неинтересно. Я актер по образованию, у меня был свой молодежный театр-студия. Это сейчас меня к театру уже не тянет, столько лет прошло, забылось всё.

Какой была атмосфера на станции?

Тогда вообще в стране была ситуация всеобщего подъема, эпатажа, экспрессии, период больших надежд. Мы работали на базе одной из студий Всесоюзного радио, там стояли вдоль стены пять огромных пленочных магнитофонов СТМ, с бобинами, кстати, этими магнитными лентами мы еще иногда пользуемся. Атмосфера была потрясающая. Люди работали не за деньги, а за интерес. Мода на ФМ-станции пришла несколько позже, и эту моду создавали мы. Мы смонтировали эту студию, в которой работаем сейчас – это первая в России профессиональная студия для радио, оборудованная по тому времени по последнему слову техники, да и сейчас она является одной из самых навороченных в России. Но тогда – это было невероятно. Компакт-диски! Да их в глаза никто не видел, т.е. конечно, их видели в глаза, но на радио ими не пользовались до этого момента. И ребята – первый набор ди-джеев… Коллектив менялся, но атмосфера была очень хорошая. Я считаю, что за 10 лет нам удалось сохранить эту атмосферу, хороший микроклимат. Потом я стал заниматься подготовкой ди-джеев, оформлением эфира, руководил отделом продакшн, делал джинглы и рекламные ролики…

Ну а дальше всё произошло само собой. Сначала я сам сидел в эфире – три месяца, каждый день, без выходных, с семи вечера до часу ночи – мы вещали тогда всего по шесть часов в сутки. Я работал в таком режиме до середины августа, пока мы не набрали людей и не выпустили их в эфир. Это был наш первый набор — Таня Годунова, Жени Шаден, Ксения Стриж, Рита Набокова. А через месяц я совсем ушел из эфира и стал выполнять только функции программного директора.

Чем ещё занимаетесь и интересуетесь, помимо дел станции?

Я работаю с обычно с 10:30 утра до 12 ночи. Это такая работа, которой либо вы отдаетесь целиком, либо вообще этим не надо заниматься. Нет, безусловно, у меня есть ещё какие-то интересы. Я люблю путешествовать. Я очень хочу начать заниматься спортом. В силу своего возраста надо стараться не допускать живота. Хотя единственное, чем я могу похвастаться – я два года назад купил ролики и летом на них катаюсь — уезжаю в Лужники или на Ленинские горы. Несмотря на то, что я уже не предполагаю возвращаться к театру, мне все равно интересно, что происходит в театральной жизни — и в кино. Ведь это одна из составляющих моей работы – я слежу за тем, что происходит в музыке, кино и театре. Я пытаюсь читать книги, чтобы не разучиться читать – то есть читать не только газеты, журналы и Интернет. Я обязательно на ночь читаю. Я живу нормальной, полноценной жизнью, не думайте, я не настолько повернут на работе.

Кем Вы видите себя в очень далеком будущем?

Не знаю. Я себе даже не пытался представить, кем я буду в будущем. Как, наверное, и многие, я очень боюсь старости. Я не представляю себе жизнь без работы, которую я делаю.

© 2000, OnAir.ru