Мы повлияли на весь питерский радиорынок – с нами быстро стали считаться, нам стали подражать. Появлялись радиостанции, которые полностью нас копировали – обычная, кстати, ситуация.

OnAir.ru: Твоя институтская специальность — конструирование и производство радиоаппаратуры. Ты уже тогда предполагал, что твоя жизнь будет связана с радио?

Сергей Михайлов: Конечно, нет! Я всю жизнь мечтал стать рок-звездой. В институте создал группу, играли рок-музыку. Правда группа так и осталась неизвестной, даже не буду говорить, как она называлась. О радио я и не думал тогда. Чтобы и дальше углубляться в дебри альтернативного рока, стал сторожем. Однажды мне позвонил наш продюсер: «Слушай, тут американцы открывают радиостанцию. Не хочешь поработать ди-джеем?» Это был 1993 год, рок-радиостанция «Радио-1 Петроград». Записали объявление с совершенно дурацким текстом: «Дорогие любители рок-музыки! Приглашаем Вас … хотите попробовать…» и тому подобное. Что-то такое пафосное, в стиле официального правительственного обращения – это стало объявлением о наборе ди-джеев на новую радиостанцию. Программным директором был Виктор Грицаенко, мой крестный отец в радио, за что я ему безмерно благодарен. Первого апреля 1993 года в «День дурака» у меня состоялся первый эфир.

А через пару лет другая американская компания открывала новую радиостанцию, и мне предложили стать программным директором нового проекта. В начале 1996 года мы запустили «Эльдорадио».

Как родилось такое название?

Когда открывается новая радиостанция, то встает очень много вопросов: формат, логотип, программные фишки и, конечно же, название. У нас было несколько вариантов, и мы их протестировали. Победили два варианта: «Эльдорадио» и, между прочим, «Хит ФМ». Но «Эльдорадио» было ближе. Игра слов, логотип – мексиканский кактус на фоне солнца, предпочтение западной поп-музыке.

Накануне открытия «Эльдорадио» мы запустили в эфир нон-стопом в течение 3-х дней песню «Эльдорадо» группы «Ва-банкъ». У питерцев был шок! Звонили наши партнеры по радиовещанию, в городе заключались пари, люди друг друга разыгрывали и так далее. В общем, нужный шум мы сделали, фишка прошла.

Какое-то время я успел поработать ди-джеем и на «Эльдорадио». У меня было шоу «Степан Глухов и боцман Пухов». Я говорил в эфире «своим» голосом за Глухова, а боцман Пухов спорил с ним тоненьким голоском — у меня стоял процессор. И все это в живом эфире. До последнего дня слушатели этого шоу были уверены, что в эфире работают два человека.. Но, к сожалению, из эфира пришлось уйти – оказалось сложно совмещать работу программного и ди-джея.

Что из себя представляет «Эльдорадио»?

Эфир «Эльдорадио» составлен из лучших западных и отечественных хитов 60-90-х годов. Когда мы стартовали с этим форматом 9 марта 1996 года, то сразу же привлекли внимание питерской аудитории, стало модно слушать «Эльдорадио». Кроме этого, мы повлияли на весь питерский радиорынок – с нами быстро стали считаться, нам стали подражать. Появлялись радиостанции, которые полностью нас копировали – обычная, кстати, ситуация. Однажды я подсчитал, сколько же радиостанций в Питере частично или полностью пытались перейти на наш формат – оказалось 6 или 7. Но, в конце концов, самыми постоянными оказались мы, и это не случайно.

Мы завоевали свою аудиторию. Мы ее хорошо изучили, знаем, чем она живет, чем она дышит, и стараемся дать этим людям ту музыку, которую они хотят, стараемся, чтобы этих людей стало больше, чтобы им не хотелось переключаться с нашей частоты.

Трудно быть программным директором?

Мне предложили стать программным, когда я еще работал ди-джеем на «Радио-1 Петроград». Сначала я категорически отказался, подумал – какой бред! Ди-джей работает со слушателями, у него каждый день – творчество. А тут предлагают чиновничье кресло, работу администратора. Но на этот момент я уже выполнял функции музыкального редактора, работал с музыкальным форматом, это мне нравилось, так что и с новой должностью освоился быстро. Работа программного – это область творчества несколько иного рода, и это безумно интересно! После пяти лет работы в качестве программного директора эта работа мне кажется все более привлекательной. Так что я счастливый человек.

Вечный вопрос: отношения программного директора и ди-джея, пути их сосуществования.

Я глубоко убежден, что ди-джей – главная фигура на радио. На станции работает много людей — коммерческая служба, административная служба, все что-то делают, все стараются. А в эфире в это время ди-джей со своим шоу. И весь город ассоциирует радиостанцию именно с этим человеком. Взлеты и падения этого конкретного человека для слушателя равнозначны взлетам и падениям всей станции. Я знаю, как трудно быть ди-джеем. Только человек, который сам работал в эфире, может понять, насколько ценна и сложна каждая секунда прямого эфира. Программный директор должен направлять ди-джея, но не мешать ему, повернуть его лучшей стороной, раскрыть новый талант. Однако нельзя навязывать чуждый характеру ди-джея образ – это погубит все.

Значит, программный директор обязательно должен сначала поработать ведущим эфира?

Во многом это зависит от формата радиостанции. Если радио делает ставку на шоу ди-джеев, то, я думаю, что на 80% это правильно. А, может быть, и на все 95%.

Как стать радио-ди-джеем?

А им специально стать нельзя. Ты должен быть к этому предрасположен, у тебя должен быть талант и, конечно же, стремление. Я знаю многих людей, которые мечтали работать на радио, но у них ничего не получилось. Они думали, что радио – это слава. А радио – это еще и тяжелая работа, рваный режим, разочарования и проблемы, с которыми нужно справиться. Но если ты по-настоящему хочешь стать ди-джеем – ты им станешь.

Средний возраст ди-джеев, работающих в России, гораздо ниже, чем у ди-джеев на Западе. С чем это связано?

Опыт музыкального FM-вещания у нас, в России, очень скромный, чуть больше десяти лет. Опыт радиовещания в тех же Штатах – десятилетия! У нас только сейчас, может быть, начинает появляться новое поколение ди-джеев. В Америке люди с детства слушают разные радиостанции, у них есть свои любимые ди-джеи, свои кумиры, которым подражают. И когда они вырастают, у них есть уже примеры, традиции, лучшее они берут и развивают дальше сами. У нас, конечно, такой традиции еще нет. Действительно, на Западе работа ди-джея – работа не молодого человека. Тебе может быть и 50 лет, а ты можешь работать на молодежной радиостанции. Главное, что с возрастом в голову приходят разные умные мысли. В 50 лет ди-джею не обязательно уходить на пенсию.

«Эльдорадио» – региональная радиостанция. Есть что-нибудь, что отличает ее от столичных?

Здесь я не скажу ничего нового. У региональной радиостанции есть свои минусы и свои плюсы. Минусы – меньше каких-то возможностей, связанных с разницей столица-регион. Но есть неоспоримое преимущество, оно заключается в том, что ты вещаешь из родного города. Каких-то особых секретов нет. Но если радио мощно использует фактор «локальности» в эфире – это сразу же дает ему определенное преимущество перед ретранслируемыми столичными станциями.

Несколько слов на прощание.

Как сказал когда-то Виктор Грицаенко, распекая меня: «Слушатели – не фантики!». Он прав – слушатели не фантики, а люди, ради которых мы работаем. Мне всегда очень приятно, когда я слышу где-нибудь «Эльдорадио». Я проникаюсь благодарностью к этим людям — мы работаем для них, а они нас слушают и любят.

Я рад, что появился сайт OnAir.ru! Людей, которые любят слушать радио, всегда интересует, как это делается, почему, что и т.д.. Когда у них есть возможность узнать хоть что-то – это здорово.

© 2000, OnAir.ru