Лично мне кажется, что слушателю интересно наблюдать именно за сменой настроения живого человека, а не за постоянно веселящимся автоматом, страдающим хроническим бодритом.

OnAir.ru: Ди-джей — публичная профессия. Вы не устаете, часто хочется спрятаться от публики?

Константин Михайлов: Да не то, чтобы уж очень публичная… Это ж не профессия актёра или телеведущего. Даже мента на перекрёстке человек, проезжая мимо, больше запомнит. Меня ж не видно, и это хорошо! RJя не должно быть видно! В этом смысле, правда, я сам кайнд оф урод: успел засветиться в программах разных на ТВ («Добрый Вечер, Москва!», «Музыкальный Проспект», «Час Совы», «Твой Ход, Киноман» (ужасть!), в киноэпизодах, в рекламе, на презентациях и т.д. И это неправильно. Если бы я вёл себя comme il faut, т.е., как положено RJю, то чувствовал бы себя намного лучше. Но в нашей стране, к сожалению, не всегда по способностям, а главное, по потребностям оценивается труд RJя, в связи с чем глупо отказываться от замаячившего где-нить слева длинного бакса. Вы не подумайте чего, я доволен зарплатой и счастлив эпохою, но ТАМ, скажем, Кевин (ведущий утреннего шоу на радиостанции «KeyRock» в Лос-Анджелесе) получает 600 тыс. баксов в год, а работает немногим лучше многих наших RJ-ев. Промолчим про одиозного Ховарда… О чём это я? А! Да. Мне очень часто хочется спрятаться от публики. Поэтому: дом-машина-работа-дом. Тусы не люблю. I’m 2 old 4 all this shit.

Когда Вы поняли, что знамениты?

Когда стал получать бешеное кол-во писем на e-mail, работая на утреннем эфире лет 5 назад… И ещё когда в эфире обмолвился, что, де, нет у меня пейджера (тогда же, лет 5 назад), и через 15 минут на «Максимум» позвонили из одной компании и предложили халявный пейджер. Реже, чем вы думаете, но все же в этой самой «знаменитости» есть свои приятные микросекунды.

За что Вы не любите свою работу?

За то, что в конечном счёте работаю не на себя, а на «того дядю», в связи с чем делаю в эфире не то, что хочу, а то, что надо. Иногда хочется поговорить подольше, гостя какого в студию затащить, на звоночки и письма поотвечать, а формат сей роскоши не позволяет. Хотя… Может, оно и к лучшему. Краткость — сестра таланта (родная). Она же — очень дальняя моя родственница. Со стороны виднее. Если звёзды затыкают, значит, это кому-нибудь нужно.

Чем могут раздражать слушатели?

Тупостью. Дилэем (задержкой реакции), ошибками в ДНК. Говоришь: «Не поздравляю и не выполняю заявок», тут же и все последующие 2 часа на пейджер: «Костян, поздравь мою тёлку Фросю и поставь Шуфу». Тупят. А в целом — ничем не раздражают. Они же только слушают. Не говорят – только дышат, хихикают или фыркают. Скорее, я их раздражаю.

Часто ли бывает, что после эфира Вы остаетесь им недовольны? Что может послужить причиной?

Чаще, чем вы думаете. ОЧЕНЬ часто!!! Бывают моменты, когда ляпнул чего-то и попал в «десяточку». Эти моменты всегда чувствуешь по тому количеству положительной энергетики, которая в сей же момент на тебя обрушивается золотыми россыпями. Это редкие моменты, но только ради них стоит работать. Чаще: сказал, как в воду пёрнул. Думаешь, как дал бы сейчас сам себе по хавальнику поганому. А всё, микрофон выключен, поезд ушёл, слово улетело… Тогда начинаешь себя успокаивать: «Да никто тебя сейчас не слушал, не парься!». То есть, когда удачно сказанул — типа, все слышали, когда херню спорол — все в этот момент отвлеклись и не слышали. Хорошо бы так…

Обижает ли Вас критика?

Смотря чья. Есть люди, от которых я любую критику за счастье, с жадностью впитываю, заучиваю, вбиваю в сознание, чтобы она там работала и искореняла, как антибиотик. Таких людей немного, но они профессионалы и в энной степени конструктивны. Скажем, два Соловьёва — Владимир (радио «Серебряный Дождь») и Сергей (не тот режиссёр, а супер-креативщик, автор очень многих печатных, рекламных и масс-медийных проектов). Но они, к сожалению, критикуют реже, чем мне хотелось бы. Есть ещё несколько персонажей. От остальных критику не приемлю, ибо считаю её неконструктивной и необоснованной: сначала покажите, как надо, на своём примере, потом сотрясайте воздух.

Вы закончили Высшие режиссерские курсы — не хочется «срежиссировать» станцию, став ее программным директором?

Хочется!!! И кино снимать хочется, и станцией рулить — хочется!!! Но там и там — вопрос бабла: кто даст и под какие обязательства. Я не смогу сразу гарантировать коммерческий успех. Я даже не буду об этом думать, потому как, на примере всей своей жизни, знаю: задумаешься о деньгах — их сразу не будет; будешь азартно и задорно творить «на интерес» — деньги побегут рядом, спотыкаясь и не успевая.

Какими качествами должен обладать хороший (для Вас хороший) программный директор?

Талантом, задором, хорошим вкусом и креативностью. Плюс — тактом и уживчивостью, но это, скорее, общеадминистративные качества.

Вы работали новостистом, Вы работали ди-джеем. Раз не вернулись к новостям, очевидно, ди-джеить все же интереснее. Почему же тогда не все новостисты стремятся стать ди-джеями?

Ой, ну, не знаю… Всё индивидуально. Форматы новостей везде разные, но, на мой взгляд, на «Максимум» новости — наибольшая возможность самовыражения. Я уже насамовыражался, пока работал на утре, проявился, теперь «закрепляюсь» по всем законам фотодела. Во всём есть свой кайф, но, честно говоря, ди-джействовать, на мой взгляд, легче. То есть, этот вид эфирного творчества гораздо спонтанней, чем подготовка новостей, а я юноша спонтанный. Если фенечка не родилась сразу, она не родится в ближайшие 15 минут, как бы ты ни ломал голову. Когда мы с напарницей работали на утреннем шоу, мы работали попеременно, то на новостях, то за пультом, и каждый из нас радовался, когда он работал именно за пультом, потому что в это утро не приходилось со скрежетом вымучивать из себя «юмористическую» «Утреннюю Пургу»: есть мысли, нет мыслей — будь любезен обшутиться, шоб все подохли со смеху (одна из причин моего второго исхода с «Максимум»). RJю легче: пошла шутка — выдал, не пошла — просто объявил песню.

Какими качествами должен обладать хороший ди-джей? Он должен быть хорошим актером или, наоборот, обязательно оставаться самим собой?

Опять же, в каждом случае подход индивидуален. И для каждого индивидуума каждый день — не повтор предыдущего с точки зрения концепции эфирного поведения. Сегодня мне не хочется ничего играть, а хочется быть самим собой в предлагаемых музыкой и настроением обстоятельствах. Пусть я грустен — мне кажется, уже имею право таковым и оставаться, а не корчить из себя Петрушку. Завтра я напялю на себя одну из актёрских масок, коих может быть достаточно много даже на протяжении одного эфира. RJ — человек. Лично мне кажется, что слушателю интересно наблюдать именно за сменой настроения живого человека, а не за постоянно веселящимся автоматом, страдающим хроническим бодритом. Вышло солнышко, RJ влюбился, зашло солнышко, выбросился из окна близкий друг, на улице снег, потом весна, чёрное, белое, а «…на лице его высоком не отразилось ничего…». Борьба хорошего с прекрасным неинтересна, как социалистический боевик про сталеваров и мартеновские печи. Интересна перемена и конфликт.

Напомню историю, случившуюся примерно года полтора-два назад: Вас довольно непорядочно разыграла Ксения Стриж. Работая тогда еще на «Классике», она позвонила Вам и пожаловалась, что ее якобы уволили. Вы посочувствовали, высказав несколько нецензурных предположений по поводу предполагаемых гонителей. Как потом оказалось, Ксения пустила вашу беседу в прямой эфир. Как Вы относитесь к подобного рода самоутверждению за чужой счет?

Отрицательно. В данном случае я действительно не знал, что я в прямом эфире другой радиостанции и ни в коем случае не хотел подставить г-жу Стриж. Мой мат-перемат в адрес тех, кто, якобы, её «в очередной раз выгнал», был нормальной реакцией в свете ди-джейской солидарности и негласного профсоюза — понятий, оказавшихся, к сожалению, чуждыми для вышеназванной особы. Хотя во времена своей запущеной молодости я заслушивался её эфирами и боготворил этот персонаж. Может, потому, что она была одной из первых…

Теперь моё мнение полярно переменилось. И не потому, что я, имея за спиной вагон и маленькую тележку «жертв», разыгранных мною в рубрике «Жаворонки на проводе», сам попался, как сынок (RJи, как и актёры, люди весьма ранимые и доверчивые), а потому, что есть темы, на которые не шутят, особенно в целях повышения своего рейтинга за счёт других. Она сама вырыла ямку, в неё и навернулась. Надеюсь, никто не в обиде.

Когда было интереснее работать: когда всё было в новинку, приходилось учиться и одновременно покорять, доказывать, самоутверждаться, или сейчас, когда уже не трясет перед включением микрофона, зато как профессионалу проще самовыразиться? Когда было самое веселье?

Самое веселье было вначале. Кое-что описано в «Хуэмае» на моём хоум-пейдже. Я озарил эфир словцом… Пару раз называл в эфире не ту станцию. Да всяко было — не упомнишь. Стараюсь, чтобы было больше поводов для «Гы!». Вообще, как на «Зелёных концертах», самые яркие прикольчики случаются спонтанно, несмотря на истину про «хорошо подготовленные экспромты».

Теперь наступил период оттачивания, самосовершенствования. Порой это идёт вразрез с былым задором, но я не тороплюсь стареть в эфире. При этом я ни в коем случае не моложусь, не нафталиню свой седой парик, не помажу губы, не кладу толстенный слой пудры на морщинистую физию. Пока я раздолбай, я буду жить в эфире.

Вы азартный человек — в жизни и в эфире?

Да. И там и там. Эфир — азарт с адреналином в чистом виде. В жизни я (нечасто) играю в рулетку (пока не в «Русскую», тьфу, тьфу, тьфу).

Что Вы думаете о нынешней ситуации в радиобизнесе? Радиостанции постепенно отходят к двум основным соперникам, старые, хорошо известные частоты обретают новых хозяев и зачастую прямо противоположный формат.

Не знаю… Я не маркетолог. Делаю то, что умею. Если у кого-то лучше получается покупать и продавать частоты, станции, форматы — флаг им в руки (или жупел в жопы). Чем бы ни тешились, лишь бы не вешались. Каждый должен заниматься своим делом. Своим ли делом я занимаюсь? Судить вам!

© 2000, Мария Гаврилова, OnAir.ru