FMRADIO.RU



Адвокат Ивана Сафронова и Цуркан уехал из России. Иван Павлов уехал в Грузию. Он пояснил, что запреты, наложенные на него в рамках расследования уголовного дела, делают его работу неэффективной.




Защищавший журналиста, советника главы «Роскосмоса» Ивана Сафронова адвокат Иван Павлов сообщил в своем Telegram-канале, что покинул Россию.
«Теперь я эмигрант. Пока в Грузии — стране, с которой меня многое связывает. Здесь родилась моя мама, похоронен мой дед, здесь я прожил три года в детстве, ходил в школу… Многое придется начинать с нуля. Но мне это не в первый раз. Более того, я планирую продолжить ту работу, из-за которой меня заставили покинуть мою страну. Несмотря на то что я временно вынужден жить за границей, свое настоящее и будущее я связываю с Россией», — рассказал он. Павлов добавил, что в эмиграции займется новыми проектами, наладив прежнюю работу.
Адвокат объяснил свое решение уехать тем, что в рамках расследования уголовного дела на него были наложены запреты, которые делают работу адвоката неэффективной. «Запреты не касались лишь одного — возможности уехать из страны. Это был знак, указывающий на выход», — отметил он.
В разговоре с РБК Павлов добавил, что уехал в Грузию неделю назад, вместе с ним Россию покинула его семья. Адвокат сказал, что готов продолжать помогать своим доверителям, если его «помощь будет востребована в теперь уже дистанционном режиме». Вместе с тем ему пришлось найти для них новых защитников помимо коллег, ранее работавших с ним в рамках «Команды 29» (генпрокуратура отождествляет это объединение с чешской Společnost svobody informace, которая признана в России нежелательной организацией). «Мы не могли оставить подзащитных без людей, которые смогут ходить с ними в суд на меру пресечения, на следственные действия. Это заняло много времени», — пояснил Павлов.
Говоря о «предупреждениях» о возможности ареста, Павлов пояснил, что трактует как такой сигнал само апрельское решение Басманного суда о запрете определенных действий, которым ему «запретили все, кроме возможности перемещения». «Когда такая угроза есть, она чувствуется, просто ощущается на уровне подсознания», — ответил адвокат на вопрос о других подобных сигналах, которые ему поступали.
«В день отъезда началась слежка с самого утра, и вели до самого аэропорта. Я не знал, чем это закончится. Довольно часто наблюдение кончается задержанием», — добавил адвокат.
Адвокат Евгений Смирнов, работавший в команде Павлова, сказал РБК, что не может ответить на вопрос о своем возможном отъезде по соображениям безопасности.
«Я сейчас нахожусь за пределами России. По соображениям безопасности я не могу сказать, где я», — сказала РБК адвокат Валерия Ветошкина. По ее словам, она не имеет возможности говорить о других своих бывших коллегах, но решение покинуть страну было «общим».
Весной Павлову предъявили обвинение в разглашении тайны следствия в связи с делом Сафронова. Обвинение связано с двумя эпизодами: когда Павлов передал газете «Ведомости» постановление о привлечении Сафронова в качестве обвиняемого и когда он сообщил журналистам о появлении в деле показаний секретного свидетеля. Сам Павлов называл это «местью ФСБ за мою принципиальную позицию по целому ряду уголовных дел».
Адвокату также запретили пользоваться всеми видами связи, включая интернет и телефон, а также общаться со свидетелями по его уголовному делу. Это, в частности, привело к запрету на общение с его подзащитным Иваном Сафроновым, которого СК допросил в качестве свидетеля по делу Павлова.
В июле адвокатское объединение «Команда 29», которое возглавлял Павлов, прекратило свое существование. До этого Роскомнадзор заблокировал сайт объединения, посчитав, что он распространяет материалы организаций, признанных в России нежелательными. «Следующим шагом в атаке на нас может стать уголовное преследование как членов «Команды 29», так и ее сторонников: всех, кто оказывал нам поддержку, сотрудничал с нами, участвовал в гуманитарных и медиапроектах. <…> В этих условиях продолжение деятельности «Команды 29» создает прямую и явную угрозу безопасности большого числа людей, и мы не можем игнорировать этот риск», — пояснили тогда в «Команде 29».
Помимо дела Ивана Сафронова Иван Павлов вел несколько дел, в которых его подзащитные обвинялись в госизменах и шпионаже — это дела бывшего топ-менеджера «Интер РАО» Карины Цуркан и физика Валерия Голубкина. Цуркан в декабре 2020 года приговорили к 15 годам колонии.
Адвокаты «Команды 29» также представляли в суде интересы Фонда борьбы с коррупцией (ФБК, признан иноагентом и экстремистской организацией, запрещен на территории России), Фонда защиты прав граждан (ФЗПГ, юрлицо ФБК, признан иноагентом и экстремистской организацией, запрещен на территории России) и штабов оппозиционера Алексея Навального (признаны экстремистскими и запрещены на территории России).

OnAir.ru

Адвокат Ивана Сафронова и Цуркан уехал из России. Иван Павлов уехал в Грузию. Он пояснил, что запреты, наложенные на него в рамках расследования уголовного дела, делают его работу неэффективной.